Hill: политика Трампа «Америка прежде всего» – ошибка, которая может привести к концу света

Политика

В семнадцатом веке английский философ Томас Гоббс предостерегал от анархии в мировой политике, условия, которое он связывал с разрушительной «войной всех против всех». Появившись в его книге «Левиафан», это пророческое предупреждение высветило вечную взаимозависимость государств в мировой политике и послужило напоминанием того, что «работа в одиночку» неизбежно должна оказаться бесполезной. Ввиду явно ретроградного движения президента США Дональда Трампа в направлении «Америка прежде всего» оценка Гоббса оказалась пророческой. Об этом в своей статье для The Hill пишет доктор философии Принстона, почетный профессор международного права в Университете Пердью, эксперт по ядерной стратегии Луи Рене Берес. Эксклюзивно для своих читателей «ПолитРоссия» представляет пересказ публикации.

По иронии судьбы, эта отрезвляющая оценка уже была признана и основателями Соединенных Штатов в восемнадцатом веке. Томас Джефферсон, Томас Пейн, Джеймс Мэдисон, Джон Джей, Александр Гамильтон и несколько других легко узнаваемых других оплакивали бы позицию «Америка прежде всего» в абсолютно всех ее нынешних и невосприимчивых значениях. Как они могли бы засвидетельствовать, разъедающие идеи Дональда Трампа в ведении внешней политики явно ложны и, по сути, губительны.

Мистер Дональд Трамп и его последователи должны также помнить о соответствующем наблюдении современного французского философа Пьера Тейяра де Шардена: «Ни один элемент не может двигаться и расти, кроме как со всеми остальными и с самим собой». Особенно на планете, где есть ядерное оружия правило «Америка прежде всего» должно быть «отменено и заменено», иначе оно может привести к концу света.

Это опасная политическая позиция, которая предлагает только отступление от того, что реально требуется. Любая перспективная президентская позиция должна отвергать давно провалившуюся ориентацию с нулевой суммой на международный конфликт. Ни одно национальное государство не должно выживать за счет других национальных государств.

Это все действительно довольно просто. «Америка прежде всего» кодифицирует иллюзию, которая является одновременно неверной и потенциально смертельной. Если это не оспорить, оно будет поддерживать отсталую и атавистическую мантру, которая может ожесточить сердца самых непокорных и страшных противников Америки. Что сейчас необходимо, так это расширенное подтверждение человеческой взаимозависимости и глобальной взаимосвязанности. Другими словами, нам нужна диаметральная противоположность неисследованного видения Трампа.

Мировая политика всегда формировалась в результате постоянно меняющегося баланса сил и определенных взаимосвязанных соотношений войны, террора и геноцида. Конечно, надежда все еще должна существовать, но теперь она должна быть гораздо мягче, ненавязчивее и надежнее. Несмотря на противоречие, момент празднования науки, модернизации, предпринимательства, технологий и социальных сетей в основном прошел. Прежде чем мы сможем развиваться как в отдельных государствах, так и в планетарной системе государств, наконец, необходимо будет научиться сосуществовать.

Чтобы просто выжить на этой подвергаемой опасности планете, все люди вместе должны сначала сознательно попытаться заново открыть для себя индивидуальную жизнь, которая отделена от какого-либо шаблонного соответствия, дешевых развлечений, поверхностного оптимизма или неискренне выдуманных выражений американского племенного счастья.

Как минимум, такое выживание потребует немедленного отступления от того, что президент Трамп так бездумно называет «Америка прежде всего».

Так, повторное открытие подлинного американца – это именно то, чего требовали Ральф Уолдо Эмерсон, Генри Дэвид Торо и другие американские трансценденталисты – ядро ​​некогда ценной интеллектуальной жизни или жизни ума в этой стране.

Это не сложно. Извлекая уроки из истории, американцы могут еще кое-что узнать из регрессии политики «Америка прежде всего», что будет полезным и искупительным. Например, они могут узнать за период правления Трампа, что общепринятая агония важнее астрофизики, что повсеместная смертность имеет большее значение, чем какой-либо преходящий финансовый «успех», и что общие человеческие слезы часто могут выявить гораздо более глубокие, многоуровневые значения и возможности, чем снижение налогов «каждый для себя» или строительство пограничной стены.

В книге «Закат Европы», впервые опубликованной во время Первой мировой войны, Освальд Шпенглер задал глубокий вопрос: «Может ли отчаянная вера в знание освободить нас от кошмара великих вопросов?» Это остается жизненно важным вопросом, который, однако, никогда не будет поднят в наших университетах, на Уолл-стрит или в Белом доме Трампа.

Тем не менее, американцы могут узнать что-то продуктивное об этих «великих вопросах», более внимательно изучив американские обязанности в мировой политике, обязанности, которые никогда не могут быть продвинуты путем отказа от наших союзников, интересов и идеалов в таких местах, как Сирия, Турция, Йемен и Саудовская Аравия.

Одна вещь имеет фундаментальное значение: сама удушающая небезопасность жизни на Земле никогда не может быть устранена путем милитаризации глобальной экономики, создания более крупных ракет, отмены международных договоров или замены одного грязного иностранного режима другим.

В конце концов, даже «в убогой американской политике» правда должна быть оправданной.

В многообещающем парадоксе «Америка прежде всего» может быть выражена отвратительная ложь, которая все еще может помочь увидеть истину: прежде всего требуется подлинно более широкое осознание человеческого единства и родства на планете Земля. Никакое другое сознание не может спасти нас.

Автор: Виктор Буткевич

Источник фото: pixabay.com